Preview

Инновационная медицина Кубани

Расширенный поиск

Дислипидемия у реципиентов почки

https://doi.org/10.35401/2500-0268-2019-14-2-51-57

Полный текст:

Аннотация

Введение. Трансплантация почки является «золотым стандартом» в лечении пациентов с терминальной почечной недостаточностью. Тем не менее основными причинами гибели реципиентов, потери ренального аллотрансплантата являются сердечно-сосудистые заболевания, а одним из наиболее значимых факторов риска и прогрессирования сердечно-сосудистой патологии остается нарушение липидного обмена.

Цель. Оценить динамику дислипидемии до и в различные сроки после трансплантации почки и выявить взаимосвязь нарушения метаболизма липидов с функционированием ренального трансплантата.

Материал и методы.Проведено ретроспективное обсервационное когортное исследование в единой группе наблюдения динамики липидного спектра в сроки до трансплантации почки и через 6, 12 и 36 месяцев двухсот реципиентов печени в возрасте 40,18 ± 10,33 лет, среди них женщин – 41,5%, мужчин – 58,5%. Статистический анализ проводили с помощью программы STATISTICA 10.0. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез в данном исследовании принимался равным 0,05. Для поиска факторов, ассоциированных с дислипидемией, применялся метод мультифакторной логистической регрессии.

Результаты. Уровень общего холестерина до трансплантации составил 4,34 ± 1,21 ммоль/л, в сравнении с исходным показателем общего  холестерина увеличение в динамике через 12 и 36 месяцев составило 17,5% (р = 0,02), 22,9% (р = 0,03) соответственно.  Уровень липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) в изученной когорте реципиентов – до 2,36 ± 1,21 ммоль, через 6 месяцев увеличился на 12,3% (р = 0,02), через год на 5,9% (р = 0,21) и спустя 36 месяцев отличался от исходного на 14,8% (р = 0,01). Через три года посттрансплантационного  периода липопротеиды  высокой плотности (ЛПВП) снизились на 12,3% (р = 0,01). В сравнении с исходным уровнем до трансплантации увеличились на 8,9% (р = 0,03) и 16,7% (р = 0,01) через 12 и 36 месяцев соответственно. Факторами, ассоциированными с дислипидемией,  являются: возраст – 1,211,7 (р < 0,02), сахарный диабет – 1,11,5 (р < 0,03), скорость клубочковой фильтрации (кг/ м2) – 1,231,32 (р < 0,02), протеинурия (г/л) – 1,552,1 (р < 0,001), индекс массы миокарда левого желудочка (кг/м2) – 1,231,55 (р < 0,03), гемоглобин (г/л) – 1,11,23 (р < 0,04), систолическое артериальное давление – 1,22,1 (р < 0,001), диастолическое артериальное давление – 1,12,2 (р < 0,002). Выявлена отрицательная корреляционная взаимосвязь между уровнем холестерина и выживаемостью ренального аллографта, оцененная по скорости клубочковой фильтрации (р = 0,003). Уровень общего холестерина оказался значимым независимым предиктором выживаемости и функционирования ренального аллотрансплантата через 3 года после трансплантации.

Заключение. Выявлено прогрессирующее нарушение липидного спектра в отдаленном посттрансплантационном периоде, дислипидемия является значимым модицифируемым предиктором успешности трансплантации почки.

Об авторах

С. М. Мартиросян
Клинико-диагностический центр «Здоровье»
Россия

Мартиросян Соня Макичевна – врач-кардиолог кардиологического отделения

344011, Ростов-на-Дону, пер. Днепровский, 122/1



Е. Д. Космачева
Научно-исследовательский институт – Краевая клиническая больница № 1 им. проф. С.В. Очаповского Министерства здравоохранения Краснодарского края; Кубанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения РФ
Россия

Космачева Елена Дмитриевна – доктор медицинских наук, заместитель главного врача по лечебной работе, НИИ – ККБ № 1, заведующая кафедрой терапии № 1 ФПК и ППС, КубГМУ



Список литературы

1. Kasiske BL, Israni AK, Snyder JJ, Skeans MA et al. A simple tool to predict outcomes after kidney transplant. Am. J. Kidney Dis. 2010;56(5):947-960.

2. KDOQI Clinical Practice Guideline for Diabetes and CKD: 2012 Update. Am. J. of Kidney Dis. 2012;60(5):850-886.

3. SRDS Annual Data Report. Atlas of Chronic Kidney Disease and End-Stage Renal Disease in the United States. 2014;63:295-306.

4. Catapano AL, Graham I, Backer G De, Wiklund O et al. ESC/EAS Guidelines for the Management of Dyslipidaemias. Eur Heart J. 2016;37(39):2999-3058.

5. Parmar JA, Joshi AG, Chakrabarti M. Dyslipidemia and chronic kidney disease. ISRJ. 2014;3:396-397.

6. Balode AA, Khan ZH. Serum lipid profile in chronic kidney disease patients on haemodialysis. IJAR. 2013;3:0-22.

7. Mikolasevic I, Zutelija M, Mavrinac V, Orlic L. Dyslipidemia in patients with chronic kidney disease: etiology and management. Int J Nephrol Renovasc Dis. 2017;10:35-45.

8. Piecha G, Adamczak M, Ritz E. Dyslipidemia in chronic kidney disease: pathogenesis and intervention. Pol Arch Med Wewn. 2009;119(7-8):487-92.

9. Herrington W, Emberson J, Staplin N, et al. The effect of lowering LDL cholesterol on vascular access patency: post hoc analysis of the Study of Heart and Renal Protection. Clinical journal of the American Society of Nephrology. 2014;9(5):914-9.

10. Polak WG, Jezior D, Garcarek J et al. Incidence and outcome of transplant renal artery stenosis: Single center experience. Transplant Proc. 2006;38:131-132.

11. Мартиросян С., Космачева Е. Динамика факторов риска кардиоваскулярных осложнений у перенесших трансплантацию почки. Врач. 2018; 29(1):40-42.

12. Мартиросян С.М., Космачева Е.Д. Гипертрофия миокарда левого желудочка как маркер артериальной гипертонии у реципиентов почки. В книге: Артериальная гипертония 2017 как междисциплинарная проблема. Сборник тезисов XIII Всероссийского конгресса. 2017, 19 с.

13. Kiyokazu Akioka, Sirou Takahara, Seiji Ichikawa, Norio Yoshimura, Takahiro Akiyama, Shinichi Ohshima Factors predicting long-term graft survival after kidney transplantation: multicenter study in Japan. World J. Surg. 2005;29 (2):249-56.

14. Roodnat JJ, Mulder PGH. Proteinuria and death risk in renal transplant population. Transplant. Proc. 2001;33:1170-171.

15. Araki M, Flechner SM, Ismail HR et al. Posttransplant diabetes mellitus in kidney transplant recipients receiving calcineurin or mTOR inhibitor drugs. Transplantation 2006;81:335-341.

16. Boots, J.M., Christiaans, M.H., van Hooff, J.P. Effect of immunosuppressive agents on long-term survival of renal transplant recipients: focus on the cardiovascular risk. Drugs. 2004;64:2047-2073.

17. Jun H., Kim MG, Jung CW. Clinical advantages including medication adherence with conversion to oncedaily advagraf and sirolimus combination in stable kidney recipients. Int J Clin Pharmacol Ther. 2016;54(2):81-86.

18. Oberholzer J, Thielke J, Hatipoglu B et al. Immediate conversion from tacrolimus to cyclosporine in the treatment of posttransplantation diabetes mellitus. Transplant Proc. 2005;37:999-1000.

19. Charbit M, Blazy I, Pouzet B. et al. Nitric oxide and the renin angiotensin system: contribution to blood pressure in the young rat. Pediatr. Nephrol. 1997;11:617-622.

20. Cai Q, Mukku VK, Ahmad M. Coronary Artery Disease in Patients with Chronic Kidney Disease: A Clinical Update. Current Cardiology Reviews. 2013;9:331-339.

21. Rowland CM., Pullinger CR, Luke MM. Lipoprotein(a), LPA Ile4399Met, and fibrin clot properties. Thrombosis Research. 2014;133(5):863-867.

22. Nordestgaard BG, Chapman J, Ray K, Bore ´n J et al. for the European Atherosclerosis Society Consensus Panel. Lipoprotein(a) as a cardiovascular risk factor: current status. Eur Heart J. 2010;31:2844-2853.


Рецензия

Для цитирования:


Мартиросян С.М., Космачева Е.Д. Дислипидемия у реципиентов почки. Инновационная медицина Кубани. 2019;(2):51-57. https://doi.org/10.35401/2500-0268-2019-14-2-51-57

For citation:


Martirosyan S.M., Kosmacheva E.D. Dyslipidemia in kidney receiver. Innovative Medicine of Kuban. 2019;(2):51-57. (In Russ.) https://doi.org/10.35401/2500-0268-2019-14-2-51-57

Просмотров: 217


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2541-9897 (Online)